Записки охотника

все, Жданов, выставка, Осипов, Гарипов, презентация, Андреев, Путешествие, Ваши уши, Усачев, Олейников, Алексеева, Выставка, Пилипенко, Седов, Якубек, беседа, Галдин, Охотник, юбилей, Ярмарка, Красная площадь, Либерман, Москва, Мягков, оленевод, подкаст, Редлих, Владивосток, встреча, геологи, книга, Лебедев, Месягутов, Мифтахутдинов, обзор, Отзыв, фотография, Шенталинский, Березский, Колыма, культура, Магадан, Маркова, Парасоль, Художник, экспедиции, Авченко, Азбука, Вронские, Голота, Гулаг, журнал, календарь, краудфандинг, Моторова, музей, нарочито, Радио, Райзман, Садовская, Санкт-Петербург, Спутник, Тенька, Цирценс, Акция, Быстроновский, Володин, Врублевская, город, Грибанова, Дальневосточный капитал, Дальстрой, Джазоян, интервью, Итог, Лебедева, Лекция, открывая Северо-Восток, Открытки, Путеводитель, рецензия, Рокхилл, Сахибгоряев, Сидоров, сказки, Солопов, стихи, Тенькинская трасса, фестиваль, фото, Чайковский, Чукотка, Юбилей, 42, Damien, Аляска, Байдарова, Бангладеш, Бельгия, Владимир, Возрождение, вуз, газета, Гетман, Гоголева, Гроу, Гусейнов, Дьяков, Жилинский, журналист, закулисье, Исайченко, Кадцин, камень, карта, каталог, Крест, Куваев, Левданская, Ленин, мельница, Морской порт, несвобода, Олефир, Орегон, охотник, Памятник, Переезд, Портленд, поход, Поэзия, Прусс, Резник, Рим, Розенфельд, Серов, Сертун, СЖР, Сибирикс, стул, Суздальцев, Сухарев, Сущанский, США, творчество, Фентяжев, Флеров, Цыбулькин, Якутия, Яновский

Легенда

13 апреля 2020 | Павел Жданов

11 апреля не стало легендарного золотопромышленника Николая Федоровича Лебедева. Предлагаем материал о его жизни и работе из книги «Страницы истории». 

В 1952 году, еще во времена Дальстроя, он приехал на Север, сначала на Чукотку, а после на Колыму, в Сусуман. История его жизни неразрывно связана с историей горной промышленности Северо-Востока, с именами выдающихся людей ХХ века. И он сам такой человек. Сегодня он на пенсии, но с удовольствием участвует в праздничных мероприятиях района, учит стихи Шиллера, тренируя память и поддерживая мозг в форме. Его память в мельчайших деталях хранит многое из истории золотодобычи. Для него самыми счастливыми днями жизни были дни, когда ГОК выполнял план, а это всегда было связано с величайшим напряжением сил. Блестящий профессионал, он был награжден двумя орденами Трудового Красного Знамени. Николай Федорович Лебедев – человек-легенда.

Николай Лебедев. Сусуман, 2018 г.
ZHD_0642_1.jpg


На Север

Его родители жили в Красноярском крае. Он в 1952 году закончил горный факультет Томского политехнического института. Собираясь на Север, женился на студентке 2-го курса факультета обогащения. Женился и оставил, чтобы могла получить профессию, приехать через три года к нему, родить дочь и двух сыновей, разделяя с ним долю горного инженера. Много лет Таисия Анисимовна Лебедева возглавляла лабораторию ОАО «Сусуманзолото».

До Чукотки из Томска добирался до пункта назначения 50 дней. Сначала поездом до Владивостока, несколько дней с товарищами ждали пароход, затем четверо с половиной суток шли в Магадан, вновь из-за непогоды не могли неделю вылететь на Чукотку.

Только 10 октября оказался недалеко от Певека на оловянном прииске «Красноармейский» Чаун-Чукотского горнопромышленного управления, куда был распределен руководством треста «Дальстрой». Предложили должность начальника шахты, но молодому горняку шахта представлялась огромным предприятием, какие есть в Кемеровской области, и он, как-то спасовав, отказался. Получил должность горного мастера. Работа мастера мало чем отличалась от работы начальника. Разве только тем, что начальник шахты работал днем, а горный мастер – ночью. А шахты, в отличие от кемеровских, имели глубину всего 12–14 метров.

Работа осложнялась тем, что рабочие состояли из заключенных, часть из которых была расконвоирована, а часть – конвойных, лишь небольшое число составляли вольнонаемные, да и то из числа недавно освободившихся. Вокруг промышленной зоны по диагонали стояло по паре вышек, на одной – охранник с карабином, на другой – с автоматом.

Работали хорошо, к этому времени вернули зарплату для зэков и систему зачетов, по которым выполнявшим и перевыполнявшим план зэкам засчитывали день срока за два. Люди были с опытом, старались, но время от времени возникали проблемы.

Хотя к приезду Лебедева на Чукотку золото там уже открыли, но к разработке не приступали по каким-то причинам; когда же трест «Дальстрой» не выполнял план, то тут вспоминали о чукотской «заначке». В 1957 году Магадан потребовал на одном из участков реки Ичувеем взять золото. Содержание было великолепное – 30 граммов на куб. Рубашка торфов в одной части была нулевая, а в самом «плохом» месте составляла всего 2 метра. Поставили 2 скрубберных прибора, промыли за сезон около 70 тыс. тонн песков на кубометр и добыли 2406 килограммов золота. После этого начали отрабатывать месторождение, протянули 50-километровую электролинию, поставили 10 приборов, организовав два горных участка. Созданный прииск стал называться «Комсомольский». Добывали по 4800–5000–5900 килограммов. Жили в палатках, после поставили 2 двухэтажных дома, на участок Лебедева завезли вагончики. В первый год работали заключенные. После их вывезли, заменив ребятами из комсомольских призывов. Тогда возникли серьезные проблемы – большинство из вновь прибывших никогда физическим трудом не занималось, профессий не было. Иногда вопрос стоял не только о перевыполнении плана, а хотя бы о выполнении его. Начали обучать новичков, появились кузнецы, сварщики, бульдозеристы. Но и здесь проблемы, главная – боязнь работать из-за отсутствия опыта. Случайные люди отсеялись в первую же навигацию. Оставшиеся стали настоящими горняками, о которых Николай Федорович позже, уже перебравшись на Колыму, читал в «Магаданской правде».

Но и бывшие зэки, и новички работали с энтузиазмом. Однажды потребовалось очистить от снега канаву для отвода воды. Снег оказался плотным, и вода могла затопить полигон. По первому же кличу рабочие похватали лопаты, когда уже окоченевали, согревались коротко у костров и вновь пробивали русло. Пробили и сделали все бесплатно.

Николай Федорович вспоминает и другой случай, когда нужно было пробить новую канаву, а времени не было – уже стояла середина апреля. И тогда приняли решение пробить шурфы, зарядить 100 тонн взрывчатки и сделать взрыв на выброс. 30 апреля произвели взрыв, и бульдозер в течение смены произвел планировку вновь образованной канавы.

Торопились к 1 Мая, этот день обычно был стартом промывочного сезона, очень радостным днем, настоящим праздником для горняков.

Семья

В 1956 году к Лебедеву приехала жена, она поменяла специальность, закончив горный факультет. Ее назначили начальником горного участка, Николай Федорович к этому времени работал уже начальником производственно-технического отдела прииска. Будучи беременной, до последнего работала, после смены пришла домой, а через два часа родила дочку. Врачей не было, фельдшера тоже. Роды подружки приняли. Все жили очень дружно. Успевали в клуб (уже построили к этому времени) ходить, занимались художественной самодеятельностью, а дочку оставляли с кем-нибудь из друзей. После и сыновья родились. Но здесь пришлось оставить детей у родителей жены в Кемерово. Но ненадолго. Все детство прошло в Сусумане, здесь выросли, работают, обзавелись семьями, родили внуков.

Семья Лебедевых в год приезда в Сусуман. 1967 г.
IMG_0002.jpg

Техническая революция

На «Комсомольском» Николай Федорович отработал 8 лет главным инженером и в 1967 году был переведен в Сусуман для работы в качестве главного инженера Сусуманского горнопромышленного управления (СВГПУ). Это было настоящее повышение: после прииска – горное управление. В 1968 году в СГПУ пришли первые восемь «Катерпилларов» Д9Ж мощностью 385 л. с. Их поделили поровну между приисками «Широкий» и «Ударник». Под эту технику специально делались проекты, генеральный директор и главный инженер объединения «Северовостокзолото» лично распоряжались ими. Часто приезжали проверять их работу и соответствие технического обслуживания. Был под это построен учебный комбинат. Одну машину получили под него. Со всей страны в Сусуман на обучение приезжали специалисты.

В 1974 году в Магадан приехал председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин. Областное руководство предложило ему на несколько часов слетать в Сусуманский район для ознакомления с работой горной техники.

«На прииске „Широкий“, – рассказывает Николай Федорович, – предварительно был произведен взрыв на одном из полигонов, куда на уборку торфов были поставлены импортные и отечественные бульдозеры. „Катерпиллар“ Д9Ж толкал перед собой 16–20 кубов взорванной массы, „ДЭТ“, естественно, меньше, Т-180 еще меньше, ну а „сотка“ от силы 1,3–1,4 куба толкала. Наглядное сравнение эффективности работы было ошеломляющим, председатель правительства пообещал окружающим: „Вы будете иметь такие бульдозеры в достаточном количестве“. Необходимый эффект был достигнут. Косыгин пообещал новую технику. В 1975–1976 гг. объединение СВЗ получило 187 „Катов“, „Фиатов“ и погрузчиков с двигателями 410–524 л. с. Это была настоящая техническая революция в горном деле. Если мы делали до этого 25 млн кубов вскрыши, то через два года уже 33 млн вскрывали. Это позволило горнякам, несмотря на постоянно падающее содержание золота, удерживать высокий уровень добычи металла».

Настоящие люди

Со многими талантливыми людьми пришлось работать, но одним из самых талантливых руководителей Лебедев считает В. П. Березина, человека, имя которого увековечено на памятной доске по проспекту Ленина в Магадане. В 1968 году в Магадане проходило всесоюзное совещание горняков. На нем Николай Федорович встретил старосту группы, в которой он учился в институте. Оба обрадовались, от бывшего сокурсника узнал, где тот работает, чем моют, как моют золото. Узнал, что с помощью землесосов, достигая высокой производительности. Тут же решили с Березиным вопрос о командировке в Сибирь главного инженера прииска «Большевик». Отправили за получением опыта сразу после совещания. Вскоре внедрили у себя многие из приемов работы, увеличив объем промывки песков. Березин и другие вопросы решал быстро, сразу же понимая суть проблемы.

Нашла коса на камень

Это случилось в 1983 году. У него уже было два ордена Трудового Красного Знамени. Один он получил на Чукотке еще в 1966 году за выполнение семилетнего плана, в ту пору планирование велось семилетками, а второй – в 1971-м. В 1970 году был награжден и медалью «За доблестный труд». Места в трудовой книжке для многочисленных благодарностей не хватало, пришлось завести вкладыш. С 1978 года Николай Федорович уже пять лет работал директором Сусуманского ГОКа. Важно то, что Сусуманский ГОК всегда давал золота больше других комбинатов. Если, например, Ягоднинский горный комбинат в конце 60-х – начале 70-х намывал 16–18 тонн, то СуГОК – до 20 тонн. Но планы каждый год повышались, становилось невозможным их выполнение, так как россыпи истощались.

Был случай, когда С. А. Шайдуров (тогда он был первым секретарем обкома КПСС Магаданской области) собрал директоров горных комбинатов и привез в Госплан, но даже эта встреча не смогла изменить ситуацию. Из-за невыполнения планов стали вводить ОЗП – осеннее-зимнюю промывку. По словам Николая Федоровича, более глупого мероприятия придумать было нельзя. Были годы на Чукотке, когда пробовали такой способ промывки, но быстро отказывались от него. Здесь же нам вновь предлагали мыть, снизу подогревая горящим мазутом, соляркой и углем шлюзы, а сверху закрывали пленкой или брезентом. Эффективность низкая, себестоимость безумная, потери золота большие. Даже стали делать осенне-зимние приборы. Сначала на прииске «Буркандья» один пустили, затем – второй, на прииске имени Фрунзе. Подземные пески возили с Буркандьи «Татрами», в оба конца больше 230 километров! Из-за того что большое количество «Татр» было занято на перевозке шахтных песков на зимние приборы, доставку угля в котельные поселков пришлось практически прекратить, появилась реальная опасность размораживания теплосистем. Обратился в объединение, там отправили в обком КПСС. Там угрожали исключением из партии, предлагали принять оперативные меры, чтобы не заморозить поселки. Себестоимость грамма добытого золота стала просто чудовищная!

Трудно было так работать. В один год драги работали даже в декабре, из-за этого на прииске «Экспериментальный» чуть не утопили драгу. Обмерзла так, что вода чуть в люки не пошла. Я остановил драгу, приказал всем заняться околкой льда, хорошо, что через несколько дней получили разрешение остановить промывку.

Вместо того чтобы готовиться к новому промывочному сезону, заниматься вскрышей торфов, мы мыли золото. На очередном заседании бюро обкома партии собрали директоров ГОКов, секретарей райкомов партии, секретарей партийных организаций комбинатов, чтобы обсудить вопрос об очередной подобной промывке. Все молчали, я взял слово. Вел заседание первый секретарь обкома партии Н. И. Мальков, пришедший на место хорошо разбиравшегося в горном деле С. А. Шайдурова, Мальков выставил меня настоящим вредителем, постоянно не выполняющим план. Я в резкой форме ответил и ушел. Меня просили извиниться, я не согласился, чувствуя свою правоту, и в сентябре ушел с должности. Работал мастером по подготовке кадров в геологоразведке СуГОКа инженером по технике безопасности, главным инженером разведки, главным инженером ООО «Карьер Челбанья». Оттуда ушел на пенсию в 2007 году».

В этой короткой истории всего несколько эпизодов из жизни Николая Федоровича Лебедева, но за ними эпоха, жизнь целого поколения, поколения, преданного делу, своей работе.


В июле 2019 г. корреспонденты подкаст-станции «Ваши уши» взяли у Николая Федоровича большое интервью