Записки охотника

все, выставка, Жданов, Осипов, Гарипов, презентация, Андреев, Ваши уши, Путешествие, Алексеева, Пилипенко, беседа, Выставка, Галдин, Охотник, Усачев, юбилей, Якубек, Ярмарка, Красная площадь, Москва, Мягков, Олейников, оленевод, Владивосток, встреча, геологи, книга, Либерман, обзор, подкаст, Седов, Колыма, культура, Лебедев, Магадан, Месягутов, Мифтахутдинов, Отзыв, Парасоль, фотография, Художник, Шенталинский, экспедиции, Азбука, Голота, Гулаг, журнал, календарь, краудфандинг, Моторова, музей, нарочито, Радио, Редлих, Садовская, Санкт-Петербург, Спутник, Цирценс, Акция, Березский, Быстроновский, Володин, Вронские, Врублевская, Грибанова, Дальневосточный капитал, Джазоян, интервью, Итог, Лебедева, Лекция, Открытки, Путеводитель, Райзман, рецензия, Сахибгоряев, Сидоров, сказки, Солопов, стихи, Тенька, Тенькинская трасса, фестиваль, фото, Чукотка, Авченко, АСКИ, Бабий, Байдарова, Бангладеш, БРЭ, БСЭ, Валотти-Алебарди, Владимир, волонтер, вуз, Гоголева, Гришин, Гроу, Дальстрой, живопись, Жиронкина, Жуланова, журналист, закулисье, Знак, золото, Индия, камень, Канада, каталог, Козин, Комаров, Комков, Лагерь, Латвия, Мальты, Морской порт, несвобода, Огородников, Олефир, Орегон, Пакет, Памятник, Переезд, Пилигрим, Полуэктова, Портленд, почетный житель, Поэзия, Прусс, Резник, Рим, Розенфельд, СЖР, Сибирикс, Сорокач, стажировка, США, Тимакова, Тихая, туризм, Урчан, филателия, Христов, Церковь, Цыбулькин, Юбилей, Якутия, Яновский

За лучшей жизнью

23 сентября 2019 | Андрей Осипов

В сентябре на Колыме побывали путешественники Александр СухаревАнастасия Ряковская и Павел Огородников – участники проекта «Kosmaj_project» («Космач»), каталога заброшенных мест планеты. Беседа о проекте, отснятых местах на Колыме, в России и мире.



– Вы за наделю проехали по золотому кольцу Колымы, отсняли заброшенные места края для проекта «Космач». Расскажите о проекте. 
Саша: – Я больше 12 лет ищу заброшенные места. Идея объединить все находки наконец созрела после Балканских стран осенью 2017-го, где мы вдохновились забытыми памятниками Югославии. Особенно нас впечатлил монумент «Космач» под Белградом (Монумент по проекту архитектора Богдана Богдановича установлен в 1971 г. на горе Космай в Сербии в память о космайских партизанах Второй мировой войны. – Ред.). Он и занял место на нашей эмблеме. Проще говоря, мы ищем интересные места, посещаем их, наносим на карту и выкладываем у себя на портале.

Монумент «Космай». Сербия (Югославия). 2017 г.
Балканы_Космай.jpg

– То есть вы фотографируете, снимаете с дронов и систематизируете заброшенные места по всему миру?
Настя: – Да. Со временем нам бы хотелось объединить таких же ребят со всего мира.

– И много сподвижников?
Настя: – Очень! Границ не существует. Хотя многие склонны создавать препятствия, убеждая себя, что не могут часто путешествовать: то отпуска нет, то семейные обязательства складываются иначе, ипотека, кота (который один дома) кормить некому. Это все решаемо, если действительно хочется.

– И как вы решили начать путешествовать по заброшенным зданиям, местам?
Саша: – Начиналось все в Москве. У нас есть известная достопримечательность – ховринская больница. Это первый недострой в моей жизни. Позже Москвы стало мало, и мы расширили горизонты на область. Со временем стали ездить в соседние города на выходные. Потом осознали, что нужно изучать заброшенные места и по всему миру. В моем блокноте очень много таких мест. Кадыкчан был в их числе. После возвращения я с грустью вычеркну его.

Москва. 2017 г.
29.jpg 

– С грустью?
Паша: – Мы долго ждали этой поездки. О Кадыкчане и Колыме я узнал 4 года назад именно от Саши. Он спросил совета, куда ему ехать: в Рио или в Магадан. Тогда это был очень странный выбор. Было очевидным, что я моментально выбрал Рио. Думаю, он не пожалел.

– Почему?
Паша: – Во-первых, мы повзрослели, успели многое за эти 4 года. Во-вторых, все происходит вовремя. Мне привычен наш темп, мы просыпаемся в 6 утра, а ложимся в 11 вечера, а где-то между этими часами катаемся и снимаем. Неподготовленному человеку такой темп будет не под силу.

– У вас очень дружная атмосфера. А вы давно знакомы?
Настя: – Первое совместное с Сашей путешествие было в Америку в 2016 году. Дальше Балканы, Мурманск, Абхазия, Исландия, да и вся Европа. Потом мы открыли для себя Северный Кавказ и буквально влюбились в него. Мы посетили почти все его республики и сейчас организовываем туры для всех желающих. Потом мы открыли для себя Дальний Восток, и тут возникла новая любовь. Сначала Приморский край и Сахалин, и вот теперь – Магадан. Россия – прекрасная и многогранная страна, но, в узком смысле, мы ничего о ней не знаем.

Огромные головы президентов. Где-то в штате Вирджиния, США. 2016 г.
36.jpg

Саша: – Мы за то, чтобы открывать новые горизонты и новые места. Поэтому мы и поехали на Колыму. Я хочу, чтобы люди после таких поездок стремились побывать в «наших» местах. Может, мы станем локальным телевизором для людей в выборе своих путешествий. Это подталкивает и дальше искать отдаленные точки в нашей стране и придумывать маршруты, как туда добраться.  

– А как выбираете места?
Настя: – Механизма выбора толком нет – все достаточно спонтанно. Это может быть необычная фотография в интернете, какая-то статья или даже просто комментарий под фото. Например, после поездки к атомному маяку Анива на Сахалине нам написала девушка, что этот маяк – ее мечта наравне с маяком Рубьерг Кнуд в Дании. Мы никогда не слышали о маяке в Дании, но уже через неделю взяли туда билеты.

Маяк Анива. Сахалин, Россия. 2018 г.5SuoJ3ZebMQ.jpg

Маяк Рубьерг Кнуд. Дания. 2018 г. DJI_0806.jpg


Саша: – Я говорю про себя так: «Я просто люблю все необычное. Мне хочется оказаться там, где интересно». У нас всегда подготовка к поездке происходит стандартно. Ты смотришь регион и за несколько месяцев до поездки начинаешь собирать список мест, отмечать их на карте. Потом отдаляешь карту региона и смотришь, что получилось. Когда я отдалил карту Магаданской области, то у меня прямо четко вырисовался маршрут по золотому кольцу Колымы. Недельной поездки вполне хватило.

Колымская трасса. Сентябрь 2019 г.
DJI_0664.JPG

– А что видели на Колыме за эту неделю?
Саша: – Если у тебя есть строгий план поездки, то можно все успеть. Мы исследовали несколько точек в Магадане (Маска Скорби, рыбный порт на Марчекане, систему «Дракон»); побывали на месте высадки Билибина, изучили полузаброшенный поселок Карамкен, заброшенный поселок Яблоневый, тюрьму на Талой; погуляли по санаторию «Талая» и попали в его столовую с крутейшим куполом; осмотрели нежилой поселок Мякит, заброшенный поселок Спорное, аэропорт Синегорье, полузаброшенный поселок Синегорье; даже побывали у того самого самолета, торчащего из здания в Сусумане; ну и на десерт были заброшенный город (ПГТ) Кадыкчан, полузаброшенный поселок Мяунджа, закрытая тюрьма в Омчаке и лагерь «Бутугычаг».

– Впечатляет! Огромный список. А что-то можете выделите сильнее других?
Настя: – Мне в душу запало Синегорье – сочетание заброшенных 5-этажек с пустыми окнами и жилых домов. А ведь люди каждый день ходят на работу, дети на учебу мимо этих мертвых домов, которые, возможно, еще остались в памяти как живые. Это очень грустно.

Аэропорт Синегорье. Сентябрь 2019 г. 
IMG_0062.JPG
 

Саша: – Заброшенный город Кадыкчан. Это моя мечта. Мы приехали туда рано утром. Город был усыпан солнечным светом. Этого я боялся больше всего. Игра света и тени не шла Кадыкчану точно. Помню, я вышел из машины и немного поник. Везение было не на нашей стороне. Тогда мне не хотелось ничего снимать, а хотелось просто сесть на обочине и ждать, когда облака наползут на город. Где-то здесь было место точки отчаяния.

Кадыкчан. Сентябрь 2019 г.
2.jpg

Паша: – 30-километровый поход до Бутугычага и обратно с 1 литром воды. Хорошо помню свое внутреннее состояние. Мне было больно идти по этой земле, мысли о том, что тут происходило, ужасали. Запомнились и наши ночевки в охотничьем домике и каком-то бараке около лагеря «Омчак».

ОЛП «Сопка» рудника «Бутугычаг». 2019 г.
DJI_0775.jpg

– А где спали, кстати?
Настя: – Колыма предлагает небольшое количестве вариантов для ночлега. Например, несколько раз нам приходилось ночевать в полузаброшенной бытовке. Ночью температура опускалась ниже нуля, на траве – иней, лужи замерзли. Грели в костре камни на ночь и пытались ими отапливать наш приют у дороги.

– Колыма – место дикое, уж точно. Но это, видимо, и большой минус для территории. Люди отсюда уезжают. А как по России ситуация, не замечали?
Саша: – Мы очень много катаемся по отдаленным местам. Люди бегут отовсюду, с тех мест, где они родились. Бегут за лучшей жизнью куда-то в неизвестность. Я никогда не смогу поставить себя на их место и описать эти переживания и горы сомнений, которые рождаются в голове. Мне кажется, наша власть просто закрывает глаза на эту ситуацию. Все завязано на Москву. Бег по кругу...        

Круглый дом. Москва. 2017 г.
DJI_0728.jpg 

Когда я выложил фото Кадыкчана, мне написали, что не верят, что это может быть в одной стране с Москвой и Питером. Мне кажется, что развитие внутреннего туризма – это один из возможных спасительных вариантов. Иначе через пару десятков лет у нас останутся наполненные жизнью крупные города, обросшие мертвыми селами и деревнями.

Паша: – Мне кажется, суровость региона научила людей помогать друг другу. Хотя в их глазах и жестах читается очень много безысходности. Причем чем дальше от Магадана, тем это ощущение больше.

Настя: – Люди уезжают за лучшей жизнью. А где лучшая жизнь? В столицах нереальная конкуренция во всем, пробиться там максимально сложно. Но в маленьком городе (возможно, даже родном) ты вполне можешь стать одним из лучших. Скажем, если ты один из лучших фотографов Магадана, то в Москве ты будешь где-то в конце списка. Таких там тысячи. И что лучше?

Владивосток. 2018 г.
Копия DJI_0461.jpg

– А как же возможности больших городов? Для многих большой город – глоток свежего воздуха, свобода.
Саша: – Свежий воздух начинается вдали от шума и суеты. Там, где ты можешь закрыть глаза и услышать тишину. Мой мозг постоянно находится в поиске нового. Я стараюсь черпать идеи и мысли из происходящего вокруг: мелодия в наушниках, случайный взгляд, отражение в витрине. Каждый выход в город – это игра. Игра с собой. Сколько сможешь сегодня найти нового? Прежде всего, в себе. И с каждой такой новой находкой, ты становишься сильнее и свободнее.

Я вообще всегда отношусь к людям хорошо. Когда ты первый раз встречаешь человека, мое оружие – отличное настроение и широкая улыбка. И я уверен, что со временем люди, которые готовы к такому отношению, остаются, а остальные уходят. Они попросту не хотят снимать розовые очки. Был у нас такой проект, кстати.

– Что за «Розовые очки»?
Саша: – В январе 2019 года мы собирались в Самару. Одной из остановок по пути были «розовые озера» – водоемы – накопители сточных вод. Но зимой «озера», естественно, оказались замерзшими и покрыты толстым слоем снега. Если честно, то идея убрать снег в форме розовых очков пришла к нам уже в дороге. Помню, как я первый раз зачерпнул лопатой снег и снизу оказался розовый лед, а в сторону полетел розовый снег. К тому же озера сильно воняли химией какой-то, и наша инсталляция таким образом приобретала дополнительный балл к своей актуальности.

Инсталляция «Мир в розовых очках». Где-то в Самарской области. 2019 г.
DJI_0991-Edit.jpg

Паша: – А еще проект «Сон» крутым получился. Мы написали краской «Сон» вокруг пустых фрамуг заброшенной 5-этажки в 100 километрах от Москвы. На руинах великой империи, которые символизировала эта 5-этажка, мы оставили послание – надпись «Сон». Сейчас наконец-то к людям приходит осознание, что в стране все не так хорошо и самое время проснуться. Огромное количество людей съехалось к нам туда, помогали воплотить идею. Для нас это стало безумным откровением.

Проект «Сон». Подмосковье. 2019 г.
7.jpg

Саша: – Этот проект окончательно убедил меня в том, что мы делаем все правильно.

Топ-10 мест проекта «Космач»

1. Атомный маяк Анива, о. Сахалин, Россия. Пешком туда добраться невозможно.
2. Гамсутль, Дагестан. Заброшенный древний аул расположен на вершине горы (1500 м).
3. Советский монумент «Бузлуджа», Болгария. Отличный забытый экземпляр советской архитектуры.
4. Припять, Украина. Покинутый город расположен в 3 км от Чернобыльской АЭС.
5. Заброшенные космические корабли и ракета на Байконуре, Казахстан. Попасть сюда можно только нелегально, пройдя около 40 км по степи.
6. Териберка, Мурманская область, Россия. Красивый загнивающий Север с его обглоданными домами и затопленными кораблями.
7. Монументы Югославии. Часть из них разрушена, часть заброшена, часть превращена в парки и отреставрирована.
8. Кадыкчан, Магаданская область, Россия. Заброшенный город (ПГТ) в 65 км северо-западнее Сусумана.
9. Бюсты президентов, США. Огромные бетонные бюсты остались от закрытого парка президентов. Парк проработал 6 лет с 2004 по 2010 год.
10. Водосброс Тщикского водохранилища, Краснодарский край, Россия. Забытый советский памятник.